Вернуться на главную страницу
Вернуться на главную страницу Просмотреть контактные данные Просмотреть карту сайта Перейти в гостевую книгу Перейти на страницу импорта новостей
Устройство храмов и архитектурные стили

     Если хотите познакомиться с культурой и историей города, села и деревни, вы должны обойти их церкви, так считали в конце XIX в. представители российской интеллигенции и в какой-то мере они были правы. Но прежде чем говорить об архитектурных достоинствах возведенных на территории Чувашии культовых православных сооружений, надо отметить их главную предназначенность, религиозно-проповедническую, религиозно-обрядовую сторону. Церкви, соборы, храмы, монастыри, часовни резко отличались от бытовых сооружений своей архитектурной композицией, внутренним убранством, все это было направлено на обслуживание культовых действий и утверждение веры. Храм — это место, где человек восстанавливает свой божественный образ через приобщение к Христу. Символика храма, его убранство, живопись, богослужебные предметы, облачения, книги являются ни чем иным, как проповедью в образах и красках, сообщением о мире небесном и земном, о Боге и его отношении к миру и человеку.
Требования двух взаимопереплетающихся культовых функций, религиозно-проповеднической и религиозно-обрядовой, должны были обеспечить архитектурно-пространственное построение церкви с учетом границы сакральной (священной) части — святилища, алтаря — местом, предназначенным для верующих, для проповеди священника, проведения обрядов, приобщения к ним верующего, как для обращенного ко всей пастве священнослуже-ния, так и для индивидуальных обрядов и молитв. В композиции построения культовых православных зданий было заложено единство трех областей: божественное, земное и небесное. Отсюда наиболее распространенное трехчастное деление церкви: алтарь, собственно храм, притвор-трапезная, которая обычно пристраивалась с запада для увеличения площади церкви.
Часто в церкви устраивались приделы, дополнительные маленькие церкви с отдельными иконостасами, посвященными святому или религиозному празднику. Обычно название храм получал от главного центрального престола, иногда закреплялось название одного из боковых приделов. Символично и наличие на церкви определенного количества глав. Один купол знаменует единство Бога, два — два естества Христа, три — Св. Троицу, четыре — 4 евангелистов, пять — Христа и 4 евангелистов, семь — 7 таинств или семь вселенских соборов. Сооружались главки и над приделами, если таковые были. Вот одна из подробных описей.
Алатырский собор, построен в 1747 г. в честь Рождества Пресвятой Богородицы. Каменный, снаружи оштукатурен и выбелен известкой, внутри каменные своды, стены покрашены масляной крас-
кой. На церкви одна большая глава на световом куполе.
Алтарь в церкви весь из липового ипса, жертвенник из того же материала. На горном месте образ Спасителя живописной работы.
Предалтарный иконостас из соснового ипса, с четырьмя колоннами и с таким же количеством пилястр по сторонам — трехъярусный, покрашен голубой краской.
Сверху царских врат — изображение сияния Духа Святого, в середине образ Благовещения, внизу по сторонам образы четырех евангелистов.
По правой стороне царских врат — образ Христа, на нем венец серебряный, 84 пробы, южная дверь с изображением Ветхозаветного Ангела, далее образ Рождества Пресвятой Богородицы с тремя небольшими серебряными и позолоченными венцами, 84 пробы.
С левой стороны царских врат — образ Божией Матери с младенцем, венец серебряный, 84 пробы, за образом — северная дверь, с изображением Новозаветного Ангела, далее образ Святого Митрофана Воронежского с серебряным и позолоченным венцом, 84 пробы.
Над царскими вратами образ Тайной Вечери, по правую сторону образ Преображения Господня, за ним Успения Пресвятой Богородицы и образ Вознесения Господня; по левую сторону образ Рождества Христова, за ним образ Благословения Господня, далее образ Благовещения Пресвятой Богородицы.
В последнем ярусе иконостаса над царскими вратами образ Восстания из гроба Христа, наверху Крест Христа-Спасителя, по правую сторону образ Воскресения Господня (живописный), за ним в особом простое иконостаса образ Божией Матери Казанской; по левую сторону в киоте (рама) образ Святых учеников Бориса и Глеба (резной на камне), далее изображение Св. Мироносца, Скорбящей Матери, Святого Николая, Великомучеников Георгия и Дмитрия, за ними в киоте простой столярной работы образ Усекновения главы Иоанна Предтечи (по преданию икона от царя Иоанна Васильевича). В киоте образ Сошествия в ад и Воскресения Господня, простой иконописной работы. В прочих местах иконостаса и икон храма Святых мощей нет.
Иконостас и иконы трапезной. По правую сторону арки в киоте образ Господа Вседержителя (иконописной работы), в таком же киоте образ Иерусалимской Божией Матери; по левую сторону в киоте образ Божией Матери Иверской, а также образ Божией Матери Страстной, живописной работы. Перед образами — лампады большие и маленькие, серебряные и посеребренные, 13 шт.
Посреди храма — паникадило посеребренное, трехъярусное — с 24 подсвечниками, в трапезной
— паникадило двухъярусное — с 14 подсвечниками. В алтаре за престолом — подсвечник трехсвечный, посеребренный, перед жертвенником — подсвечник и еще 4 подсвечника.
Опись ризницы (помещение, где хранятся священническое облачение и церковная утварь).
Евангелие напрестольное, изданное при царе Алексее Михайловиче в 1663 г., Евангелие, напечатанное в Москве в 1681 г., Евангелие из Киевской лавры от 1707 г., Евангелие от 1815 г. и от 1847 г., оба изданы в Москве.
Кресты надпрестольные: древний серебряный (1672 г.), весом в 3 фунт. 33 золот.; серебряный (1780 г.), в 2 фунт. 19 золот.; серебряный — 1 фунт. 3 золот., 84 пробы, год не указан.
Священнослужебные сосуды: потир серебряный — 5 фунт. 38 золот.; потир серебряный — 3 фунт.; потир серебряный — 2 фунт. 72 золот.; потир серебряный — 1 фунт. — все 84 пробы, датируются концом XVIII в.; дарохранительница серебряная — 1 фунт. 32 золот., и вторая — серебряная, 38 зо-лот. — обе 84 пробы (1793 г.); кадило серебряное — 1 фунт. 21 золот. — 84 пробы (1818 г.); кадило серебряное — 1 фунт. 21 золот. (год не указан).
Облачение престолов и жертвенников (5 штук): серебряные, парчовые и золотые, при них воздухи (6 штук).
Облачение священнослужителей: для священников 10 наименований: подризники (5 шт.), эпитра-хили (6 шт.), набедренники (5 шт.), поясы (5 шт.), поручи (5 шт.); облачения диаконские и причетников (8 шт.), орари (7 шт.).
Другие предметы: блюда (5), сосуды для освящения хлебов (1, медный), сосуд для освящения воды (1, медный), опись книгохранилища, всего 16 книг, из них: Священное писание 1751 г., Библия 1788 г., Писание святых отцов 1665 г., Творение святых отцов в русском переводе 1843 г., Книги духовного содержания 1662 г., Новые скрижали 1816 г., Беседы со старообрядцами о древних рукописях. На пергаменте и бумаге рукописей нет.
Опись составлена в 1853 г., в последующие годы содержание описей почти не менялось. (Приведенная опись подобна другим описям церквей, сохранившимся в государственных архивах Чувашии.)
История церковного зодчества на территории Чувашии исчисляется 4-мя столетиями (XVI—XX вв.), к сожалению, архивные данные не позволяют назвать всех архитекторов, по проектам которых строилась каждая церковь на протяжении всего этого времени. Тем не менее архивные источники за XIX—XX вв. сохранили планы проектов и фасадов ряда церквей Казанской и Симбирской строительных контор и их авторов. Так, в первой половине XIX в. авторами проектов были архитекторы Шелковников Л. М., Коринфский М. П., Петонда Ф. И., Дудин С. Е., Корецкий, Резанов, Гейде, Мейер, Солнцев Г., Миртов, Лангава, Меркулов; в конце XIX в. — Михайлов И. А., Бечко-Друзин С. В., Романов П. И., Дружинин, Андреев А., Александров, Аникин П. Е., Жуковский П. Г.; в начале XX в. — Молиновский Э. Д., Малиновский Ф., Шусев А. В.
После утверждения проектов церквей, их фасадов и их смет в Департаменте Уделов устраивались торги на подряд строительства. Иногда приходилось объявлять торги по нескольку раз из-за отказа подрядчиков по причине низкой сметы. Затем выбирался строительный комитет, как правило, его возглавлял священник. Сохранились и некоторые имена подрядчиков, строивших церкви на территории Чувашии в XIX—XX вв.: Волков П. И. (Алдияров-ская церковь), Дмитриев Я. (церковь в Сыресях), Туржинов К. (Бишевская церковь), Лебедев И. Д. (церковь в Тоганашеве) и др.
Культовая архитектура — явление самостоятельное. Строительство храмов, хотя и обходилось дорого обществу, но в свое время вызвало к жизни новые конструктивные решения, повлиявшие на ход развития архитектуры. Церковная традиция старалась, чтобы культовые сооружения в первую очередь служили основной функцией утверждения православия в сознании национальных меньшинств народов Среднего Поволжья, что требовало от их создателей особо внимательного подхода к архитектурным решениям с учетом достижения результата
минимальными затратами материала и средств. Поэтому говорить о строительстве монументальных культовых зданий на территории Чувашии не приходится. Основным материалом на протяжении всего периода строительства церквей на территории большинства губерний России, в том числе и в чувашских уездах, оставалось дерево. Дерево как строительный материал было значительно дешевле, но к деревянным постройкам время было и остается безжалостным, деревянные церкви быстро гнили, часто горели, к 1915 г. в Казанской и Симбирской губерниях деревянные культовые сооружения XVI—XVIII вв. можно было пересчитать по пальцам.
Материалом для деревянных церквей обычно служили сосна и дуб. Церковные срубы в чувашских уездах рубились как по всей Руси в присеку, в лапу рубились только шести и восьмиугольные срубы, внутри стены вытесывались. Стены как снаружи, так и внутри обшивали тесом или оштукатуривали, а затем красили. В обшивку вводились классические детали, заимствованные из каменной архитектуры. Фундаментом служил крупный булыжник или деревянные сваи.
С XVII в. в чувашских уездах стали строить и каменные церкви. Для них основным материалом служил бутовый камень на известковом растворе, иногда для фундамента использовали булыжник, цоколи возводились из тесаного камня. Для стен использовали кирпич, размеры кирпича были крупнее настоящих и неодинаковые (длина 7,5 вершка, ширина 3,7 вершка и толщина 2 вершка). Толщина наружных стен складывалась из 3,5 кирпича, в некоторых церквах доходила и до 7 кирпичей. Материал на крыши деревянных и кирпичных церквей был разным: железо, тес, черепица; такой же материал использовали на главки, кресты. Многие церкви в чувашских уездах достраивали и перестраивали, меняя прежний облик. Епархиальное руководство Казанской губернии настаивало, чтобы в приходах возводились каменные церкви. Так, в 1883 г. архиепископ Казанский и Свияжский Палладий при обозрении церквей ряда приходов чувашских уездов обратил внимание на их ветхость и скудость и внушал священникам: там, где позволяют средства, возводить каменные храмы, а где нет, то оштукатуривать как снаружи, так и внутри. Из всего количества церквей, которые остались после 1917 г. на территории современной Чувашии, в городах деревянных церквей 2, каменных 31, в сельской местности 192 деревянных и 70 каменных церквей. В результате взаимодействия требований заказчика церквей и творчества зодчих на территории Чувашии строились типы культовых зданий различных исторических эпох. В XVI в., когда на территории Среднего Поволжья начали возводить культовые здания, в архитектуре общерусским направлением стало московское зодчество. Только в Пскове и Новгороде еще сохранялись местные особенности, но и они уже теряли свои самостоятельные черты, подчиняясь московскому влиянию. На периферии обычно строились скромные четырехстолпные одноглавые или трехглавые храмы. Традиционный московский тип церкви на подклети с барабаном возводился в маленьких посадах. В эти годы продолжали возводить и бесстолпные конструкции с крестчатым сводом и трехлопастным завершением фасадов. В целом, церковная архитектура XVI в. характеризуется строгой симметрией, ясностью и четкостью составных частей композиции и относительной скупостью декоративного убранства, что остается характерным вплоть до конца века.
На территории Чувашии до наших дней не сохранилось ни одного описания культового сооружения этих времен, хотя отдельные упоминания, к сожалению, документально не подтвержденные, существуют. Считается, что первой церковью в Чебоксарах было небольшое сооружение на месте будущего собора Введения во храм Пресвятой Богородицы. Главной святыней храма была икона Божией Матери Владимирской. В пожаре 1649 г. сгорела церковь, все ее документы, а также культовые сооружения деревянных построек чебоксарских монастырей.
В XVI в., как известно, на месте будущего города Алатырь была построена крепость, по скудным сведениям того времени представлявшая собой деревянное сооружение, опоясанное с юго-востока и юго-запада дубовыми стенами. Она имела форму неправильного четырехуголника, внутри которого находилась соборная церковь и другие постройки. Вскоре были возведены церкви мужского монастыря. Все церковные постройки в Алатыре вплоть до XVII в. были деревянными. Найденная в архиве фотография имеет надпись «Собор постройки времен Ивана Грозного». Приходской собор в Алатыре был один — Рождества Пресвятой Богородицы, возведенный в 1747 г. — каменный, рядом с ним стоит церковь, приписанная к нему, Усекновения главы Иоанна Предтечи. Она была построена в 1703 г.
Чтобы иметь какое-то представление о внешнем виде культовых сооружений XVI в., возведенных в Среднем Поволжье в начале христианизации народов этого региона, в качестве примера можно привести описание сохранившегося до наших дней памятника древнерусского деревянного зодчества Троицкой церкви мужского монастыря в Свияжске. Несмотря на все позднейшие перестройки, сильно испортившие внешний вид церкви, лишившие ее прежней легкости, нарядности, и сейчас можно видеть, какими прекрасными пропорциями обладало здание. Построена церковь в 1551 г. Срублена была в угличских лесах и в разобранном виде вместе с другими сооружениями и городскими стенами была доставлена на судах к устью реки Свияги, где возводилась русская крепость — город Свияжск. Здание церкви — это небольшой вытянутый объем, состоящий из 2-х прямоугольных срубов храмовой части и пятигранной апсиды (полукруглая, иногда многоугольная выступающая часть здания, перекрытая полукуполом; в христианском храме они строились в восточной части, в них помещался алтарь). Четверик центрального объема несет изящный восьмерик, завершающийся граненым барабаном и луковичной главкой. Изначально покрытие церкви было шатровым, что придавало большую величавость ее внешнему силуэту. Других деревянных церквей от первого этапа не сохранилось во всем Среднем Поволжье. В середине XVI в. в этом же монастыре был возведен псковскими каменщиками Успенский собор. Первые каменные церкви на территории Чувашии появились в следующем веке.
В XVII в. русское культовое зодчество в Среднем Поволжье проходит все этапы архитектуры, которые условно разделяются на первый (20—30 гг.) — этап сложения нового стиля на базе традиций предшествующей поры, второй (40—80 гг.) — этап бурного строительства и окончательного становления и развития, так называемого «нарышкинского» стиля, предпосылки которого складывались на первом этапе, и третий этап (конец XVII в.) — время ломки древнерусских архитектурных традиций, знаменующее собой переход к новым формам, когда европейское барокко входит в русскую архитектуру.
Деревянное зодчество в XVII в. продолжает в Среднем Поволжье оставаться наиболее распространенным. До наших дней не сохранилась ни одна церковь, возведенная на территории Чувашского края, но остались летописные предания о некоторых деревянных церквах. Так, вслед за Введенским собором на территории Чебоксар в 1672 г. была возведена деревянная церковь во имя Петра и Февронии Муромских Чудотворцев, которая сгорела после непродолжительного времени существования. Постройка была характерна для зодчества того времени: четырехгранный сруб с окнами, покрытый четырехскатной крышей и увенчанный небольшой луковичной главкой, с прямоугольной апсидой, примыкающей к главному храму с востока, с запада — трапеза. Можно сомневаться в достоверности этого летописного описания 1867 г., потому что во всех последующих документах церковь эта именуется как Покровская, каменная, построенная на средства доброхотов в 1672 г. (в летописи указывается год постройки этой церкви взамен сгоревшей в 1720).
Единственным памятником XVII в., сохранившимся на территории Чувашии, является каменный собор, построенный в 1651—1653 гг. взамен сгоревшего деревянного — это в настоящее время кафедральный собор Введения во храм Пресвятой Богородицы в Чебоксарах. Здание за время своего существования неоднократно ремонтировалось, однако свой первоначальный облик в основном сохранило, за исключением мелких утрат и того, что первый ярус фасада оказался закрыт поздней пристройкой притвора. Считается, что собор является одним из лучших образцов провинциального русского зодчества 50—80 гг. Это четырехстолпный пятиглавый собор, основная композиция которого представляет собой двухъярусный четверик, завершающийся четырехскатной кровлей, над которой возвышаются центральный и четыре угловых барабана со шлемовидными главками. С восточной, западной и северной сторон к четверику примыкают пониженные объемы апсиды и приделов. Внутреннее пространство прямоугольного, в плане основного, объема храма делится на три нефа четырьмя столбами, круглыми в сечении в своей средней части и квадратными — в нижней. Три поперечных нефа перекрыты сводами корытного типа с распалубками от арочных пролетов между боковыми стенами и столбами. Остальные помещения перекрыты коробовыми сомкнутыми сводами. В южном приделе и притворе перекрытие плоское. Каждый из фасадов четверика завершается декоративными горизонтальными поясками, над которыми располагаются по пять полукружных декоративных закомар (полукруглое завершение наружной стены здания). Световые барабаны украшены архитектурными поясками. Наличники окон состоят из тонких полуколонок и килевидных фронтон-чиков.
В интерьерах собора сохранились фресковые росписи, древнейшая часть их относится к XVII и XVIII вв. так же как и иконостас. Одним из лучших образцов второй половины XVII в. русского зодчества является колокольня, построенная отдельно от храма, которая также неоднократно подвергалась ремонту, но в целом сохранила свои очертания. В плане первый этаж квадратен, а остальные три — восьмигранны. Монументальный столп колокольни завершается шатром с главкой на тонкой шейке. Грани шатра прорезаны арочными окошками. Углы граней восьмерика выделены плоскими лопатками, между которыми располагаются сквозные арочные проемы.
В начале XVIII в. в русской архитектуре происходит перелом, связанный с коренной ломкой устоев культуры в связи с петровскими реформами. Петр I издает указ о запрете монументального строительства во всех городах России в связи с переносом столицы в Санкт-Петербург и резкого притока влияния архитектурных стилей (барокко, рококо) европейских стран, при сохранении традиций в строительстве культовых зданий. Общее стремление к нарядности поощряет развитие декоративных приемов отделки, что привело к обогащению фасадов, в композиции которых обильно используются выступы, уступы и элементы ордера — пилястры (полуколонны и даже полные колонны, вплотную приставленные к стене и создающие богатый рельеф). Меняется и внутренняя часть храмов, применяется в интерьерах позолоченная деревянная резьба, особенно иконостасов, а также живопись. В конце XVIII в. стали значительно сказываться черты нового в стремлении к лаконичным и четким объемным решениям культовых зданий, контрастному соподчинению и сочетанию объемов, к простым, нередко с подчеркнутым центром планам.
Если в первой половине XVIII в. элементы ордера использовались лишь как детали убранства или содействовали усилению пластики стен, то теперь ордер становится основным масштабом в композиции фасадов и интерьеров, в особенности каменных построек.
На территории Чувашии в XVIII в. церкви (которые отличались от построек XVII в. лишь фасадами) продолжали строить в основном из дерева. Такой является (сохранившаяся до наших дней единственная постройка XVIII в. из дерева) церковь Николая Чудотворца, возведенная в 1784 г. в селе Чиганары Ядринского района. Здание сохранило свой первоначальный облик, несмотря на периодический ремонт. Центральный объем церкви представляет собой трехъярусную композицию: над квадратным срубом поставлены друг над другом два восьмигранника, суженные на значительную высоту кверху уступами и завершающиеся небольшой шейкой и луковичной главкой. Потолок сделан над вторым ярусом восьмерика, в котором прорублены окна. Между трехъярусной колокольней и основным объемом расположена трапезная, в южной части которой помещен придел. Алтарная часть придела во внешнем объеме трапезной выполнена в виде шестигранной башенки с главкой. Внутреннее пространство церкви и трапезной сообщается через широкий, прямоугольной формы проем. Архитектура фасадов очень скромная, вертикальные тяги и наличники окон из накладного теса. В колокольне небольшие полуциркульные окна в первом ярусе и круглые во втором ярусе. В интерьере иконы XIX и XX вв.
Несмотря на то, что в начале XVIII в. существовал запрет на строительство монументальных культовых зданий, в Чувашии на протяжении всего века было построено несколько десятков каменных церквей.
Наиболее ярким памятником архитектурного стиля барокко считается построенная в 1703 г. в Алатыре церковь Усекновения главы Иоанна Предтечи как первоклассное художественное творение в архитектуре Чувашии. Храм каменный, бесстолпный, с трапезной. Схема композиции: четверик храма, трапезная и пристроенный в XIX в. притвор. Первоначально двухъярусный четверик завершался пятиглавием. Трапезная и полукруглая апсида по высоте вдвое ниже основного объема храма, внутреннее пространство которого перекрыто коробковым сводом с двумя торцевыми лотками, в трапезной — коробковый свод с лотком в торце. Помещение храма и трапезной сообщаются через широкий арочный проем. Архитектурный декор фасадов выполнен из кирпича. Наличники окон — с килевидными сандриками (небольшой карниз), декоративные пояса поребрика, кронштейнов (выступающий камень) и архивольтов (дуга, наружное обрамление арки), ложные закомары (в четверике) завершают фасадные плоскости. На западном фасаде следы декоративного валика (архитектурная деталь, полуокружность), обрамляющего портал (дверь) притвора (церковная пристройка). Живопись в интерьерах церкви не сохранилась.
В 1747 г. рядом был построен собор Рождества Пресвятой Богородицы. Каменная церковь типа «восьмерик на четверике» с трапезной. В плане крест с вытянутой западной частью. Планировочная структура по оси восток-запад: собственно церковь — с пятигранной апсидой, трапезной и колокольней. С севера и юга к четверику примыкают боковые помещения, образующие ветви креста. Центральная часть креста завершается восьмериком с куполом и главкой на круглом барабанчике. Боковые ветви креста, трапезная и апсида по ширине равны граням центрального четверика, так что сам четверик во внешнем своем пространстве просматривается только в верхних угловых частях. В подкупольной части церкви — сомкнутый восьмилотковый свод, в остальных помещениях коробовые своды. В западной части четверика во втором ярусе устроены хоры. Архитектурный фасад скромный, оконные проемы без наличников, заглублены в арочные ниши. Фасады завершаются поясками поребрика, а в восьмиграннике — поясами кронштейнов и поребрика. Интерьеры с настенной живописью не сохранились. Обе церкви в настоящее время реставрированы.
Под влиянием сложившегося архитектурного стиля XVIII в. были построены каменные приходские церкви Чебоксар, Цивильска и ряда сельских мест, некоторые из них в целом или частично сохранили свой первоначальный облик.
Цивильская каменная церковь Святой Троицы построена в 1734 г., представляет собой тип бесстолпных церквей с трапезной и боковыми приделами в плане. По оси запад-восток последовательно расположены помещения притвора, трапезной и симметрично пристроенные приделы. Центральный храм — четверик с полукруглой апсидой. Внутри пространство четверика перекрыто сомкнутыми сводами. Помещение трапезной и приделов представляет собой единое пространство с двумя свободно стоящими опорами в средней части и перекрытыми системой крестовых сводов. В притворе перекрытие плоское. Архитектурный декор фасадов храма характерен стилю конца XVII и начала XVIII вв. Фасады завершаются горизонтальными поясками поребрика и кронштейнов, с расположенными над ними полуциркульными декоративными закомарами, наличники окон — с тонкими полуколонками и фигурными в вершине фронтончиками. Колокольня сооружена отдельно от здания церкви. В плане — это вытянутый с запада на восток прямоугольник. Первый ярус колокольни представляет собой сквозной арочный проезд, перекрытый коробовым сводом с тремя пониженными подпружными арками (в настоящее время заложен кирпичами). Во втором ярусе внутреннее пространство делится поперечной капитальной стеной на два прямоугольника, помещения перекрыты коробовыми сводами. Восьмигранное трехъярусное завершение колокольни не сохранилось. Углы фасадов первого яруса отмечены рустованными (необтесанными)пилястрами. На уровне первого и второго ярусов проходит по периметру фасадов профилированный карниз. Углы второго яруса и место пересечения внутренней стены снаружи отмечены пилястрами, окна второго яруса на северной и южной сторонах расположены в арочных нишах. Остальные окна имеют наличник с полуколонками, перехваченными в средней части валиком. Церковь восстановлена без колокольни.
В городе Чебоксары почти все каменные церкви были возведены в XVIII в., но в наши дни из приходских осталось две: Воскресения Христова и Успения Пресвятой Богородицы.
Церковь Воскресения построена в 1758 г. (по некоторым источникам — 1787 г., это связано с существенной перестройкой церкви), представляет собой бесстолпный храм с трапезной. Планировочная структура: с запада на восток по продольной оси располагаются квадратные в плане помещения колокольни, трапезной и собственно церкви и полукруглые апсиды, связанные между собой широкими арочными проходами. Такая же схема планировки у примыкающего к северной стороне основной церкви здания теплого придела. К северо-западной части теплой церкви примыкает прямоугольный в плане придел с полукруглой апсидой. Объемная композиция церкви: трехъярусный четверик основного объема завершается куполом и главкой на восьмигранном барабане, не связан с внутренним пространством церкви. К четверику с запада и севера примыкают одноэтажные трапезная и приделы. Западную часть церкви занимает двухъярусная шатровая колокольня, первый ярус ее — четверик, второй — восьмигранный столп со сквозными арочными проемами звона. Древнейшая часть церкви сохранила первоначальный архитектурный декор фасадов. Наличники окон с полуколонками, перехваченными в средней части валиками, фасады завершаются горизонтальными поясками поребрика и декоративных кирпичных кронштейнов, над которыми в четверике расположены полукруглые закомары. В интерьере помещения перекрыты сомкнутыми сводами. В наши дни церковь отреставри-рована.
Успенской церкви повезло меньше. В основном сохранился и отреставрирован основной объем,причем первый этаж засыпан песком. Тем не менее церковь в наши дни является действующей и ее ждет дальнейшая реставрация.
Церковь, построенная в 1763 г., представляла собой трехэтажный храм типа «восьмерик на четверике», с двухэтажной трапезной в западной части. По своей объемной композиции церковь повторяет Петропавловскую церковь в Казани постройки 1726 г. Успенская церковь в плане состоит из расположенных по одной оси квадратных помещений трапезной и собственно церкви, позади которых даны апсиды трехлепестковой формы. Архитектурный декор фасадов типичен для русской культовой архитектуры первой половины XVIII в. Углы четверика, восьмигранника и трапезной закреплены плоскими пилястрами. На уровне первого и второго этажей по периметру здания проходит профилированный пояс-карниз. Такие же карнизы завершают плоскости четверика, трапезной и восьмерика. Наличники окон представляют собой рамки тонкого полувалика с расположенными над ними сандриками. Наличники окон — восьмерики другого типа, в виде полуколонок, завершенных фигурными фронтончиками. На церкви — одна большая глава.
В Мариинском Посаде в наши дни восстановлена церковь Божией Матери Казанской, построенная в 1761 г. с последующими переделками в XIX в. Церковь каменная, принадлежит к ярусным церквам типа «восьмерик на четверике». В плане представляет асимметричную композицию — из-за правого придела юго-западной части церкви, построенного в 1889 г.
Восьмерик основного объема перекрыт сомкнутым восьмилотковым сводом. Трапезная часть и южный придел представляют собой единое внутреннее пространство одностолпной палаты. Для перекрытия этого пространства применена система пересекающихся цилиндрических и сомкнутых сводов. Помещение северного придела перекрыто ко-робовым сводом. Объемная композиция древней части церкви складывалось из вертикального объема восьмерика, поставленного на четверик и примыкающих с запада пониженных объемов трапезной и южного придела. Восьмерик завершается куполом с главкой на граненом фонарике. Углы граней восьмерика украшены пучками встроенных тонких полуколонок, перехваченных в средней части валиками, которые, продолжаясь на грани восьмерика, завершаются широким колончатым пояском. Наличники окон состоят из полуколонок и фигурных раскрепованных фронтончиков. Архитектурный декор колокольни и северного придела выполнен в стиле поздней русской классики, живопись и убранство в интерьере не сохранились.
Из сельских каменных церквей XVIII в. сохранились до наших дней храмы в селе Шемердяново Ядринского района и в селе Янгильдино Чебоксарского района.
В Темердянове церковь построена в 1797 г. и представляет собой бесстолпный храм с трапезной и колокольней над западным входом.
Объем композиции церкви представляет собой четверик, завершенный главкой на высоком граненом барабане. Пониже четверика расположена трапезная. Внутреннее пространство четверика перекрыто коробовым сводом с двумя торцевыми лопатками. В трапезной коробовый свод с распалубками. Архитектурный декор фасадов церкви несет черты барокко.
Янгилъдинская каменная церковь, построенная в 1797 г., представляет собой пятиглавый храм с
трапезной и колокольней. В плане — последовательно размещенные по оси запад-восток прямоугольные помещения колокольни, трапезной, собственно церкви и трех апсид. Центральная часть внутреннего пространства перекрыта купольным сводом, опирающимся на четыре столба с диагональными подпружными арками от боковых столбов к стенам. Объемная композиция здания церкви состоит из высокого четверика с четырехскатной кровлей и широко расставленными главами. С запада к четверику примыкает пониженный объем трапезной и колокольни, состоящей из четверика и поставленного на него трехъярусного восьмигранника. Декор фасадов выполнен в стиле позднего времени, так называемой «псевдорусской архитектуры». В интерьерах сохранились иконы XVIII в.
В отличие от предыдущих веков, когда в архитектуре преобладало культовое зодчество, в XIX в. в общем контексте архитектурного творчества оно утратило доминирующую роль. Ко всему прочему в 1800 г. было запрещено строительство деревянных церквей. В первые два десятилетия XIX в. на территории Чувашии не было построено из дерева ни одного храма, возводились только каменные. Начиная с конца XVIII в. и вплоть до 30-х годов в архитектуре, в том числе и культовой, преобладал классицизм. Постройки этого архитектурного стиля отличаются ясностью, уравновешенностью, четким и спокойным ритмом, выверенностью пропорций. Главным законом построения архитектурной композиции была симметрия, гармоническое соподчинение частей и целого. Одной из композиционных основ архитектуры классицизма стала система архитектурных ордеров, разработанных в период античности. Зодчие классицизма выработали целостную систему художественно-декоративных средств, русты, тяги, антаблементы, карнизы становились важными элементами фасадов.
В наши дни сохранился ряд церквей, возведенных в первые два десятилетия. Примером эпохи классицизма являются церкви: Крестовоздвижен-ская в городе Алатырь, Петропавловская в с. Порецкое и Троицкая в г. Ядрин.
В с. Порецкое церковь построена в 1816 г. — каменная, купольная, схема композиции: четверик основного объема, трапезная и колокольня. Центральный храм завершен куполом на высоком по-
стаменте, осевые грани которого выступают вперед, а диагональные имеют округленность. С запада к четверику примыкает пониженный по отношению к нему объем трапезной. Колокольня по высоте примерно равна основному объему церкви, первый ярус прямоугольный, второй, цилиндр, завершен куполом. Декор наружных фасадов выдержан в строгих формах стиля русского классицизма — пилястры, руст, фронтоны, полуциркульные окна, четырехколонные портики дорического ордера на северной и южной сторонах. В интерьерах — станковая живопись XIX—XX вв., стены оштукатурены.
В Алатыре каменная церковь построена в 1827 г., схема композиции: четверик церкви, завершенный куполом на высоком барабане, трапезная — несколько вытянутая по оси север-юг — и трехъярусная колокольня. В интерьере церкви подкуполь-ное пространство опирается на паруса и четыре подпружные арки, сообщается с востока и запада через широкие арки с полуциркульными, в плане, объемами алтаря и помещениями с хорами во 2-м ярусе. Помещение трапезной перекрыто системой крестовых сводов, опирающихся на наружные стены и две пары крестчатых столбов. Архитектурный декор фасадов выполнен в стиле русской классической архитектуры — пилястры, руст, ступенчатые карнизы, большие тройные окна. В интерьере — монументальная живопись (масло, XIX в.), иконы XVIII—XX вв.
В Ядрине четырехстолпная каменная церковь Св. Троицы построена в 1829 г. Схема композиции основного объема — центрическая часть (крестообразная в плане) перекрыта куполом на высоком цилиндрическом основании. Между равноконечными ветвями креста расположены пониженные по высоте угловые части, каждая из которых в плане представляет 1/4 круга. С запада к основному объему церкви примыкает низкая трапезная и трехъярусная колокольня. Ветви повышенного крестчатого объема церкви перекрыты цилиндрическими сводами, а пониженные угловые части — четвертями сферического свода. В колокольне перекрытия плоские. Декоративное убранство наружных объемов выполнено в формах характерных для архитектуры русского классицизма начала XIX в. — фронтоны, карнизы, трехчетвертные колонны на фасадах колокольни и барабане купола.
В конце первой трети XIX в. система классицизма в архитектуре начинает испытывать кризис. Отказавшись от композиционных приемов декоративных мотивов, выработанных классицизмом, архитекторы начинают искать иные пути развития архитектуры. Наступает эпоха романтизма — наличие и наследие всех стилей. Архитекторы начинают использовать элементы готики, которая импонировала вкусу императора Николая I, однако романтическая стилизация под готику не получила широкого распространения. В противовес готической в русской архитектуре первой половины XIX в. стало формироваться иное очень мощное стилистическое направление — связанное с обращением к старине и ориентированное на использование русских архитектурных прототипов — определенное термином «русско-византийский стиль». Зачинателем его был архитектор К. А. Тон.
Подлинный размах это направление получило в церковной архитектуре начиная с 1830 г. Императору при посещении одной из церквей около Санкт-Петербурга не понравился ее фасад, и по его распоряжению профессор К. А. Тон составил атлас типовых церквей для губерний, где, по мнению императора, не было сведущих и опытных архитекторов. Кроме этого, император снял в 1835 г. запрет на строительство деревянных церквей, особенно это касалось бедных селений, которые были не в состоянии строить каменные: «Так как каменные церкви часто худо строят неопытные и неискушенные мастера и требуют значительных издержек, а многие приходы не имеют средств заменить старые церкви каменными, многие прихожане остаются без посещения храмов, что способствует распространению раскольничества и язычества, по сему разрешить строить новые церкви из дерева».
В основе проектов К. А. Тона лежит крестово-купольная композиционная система, разработанная еще византийскими зодчими и затем широко распространившаяся в русской архитектуре. Традиционное русское пятиглавие дополнилось соответствующей компановкой фасадов, в отделке которых использовались русские мотивы архитектуры XV—XVII вв. — килевидные кокошники, закомары, арочные окна, декоративная аркатура на тонких колонках. В 1838 г. К. А. Тон издает особый альбом «Церкви, сочиненные архитектором его величества профессором архитектуры Императорской Академии художеств и членом иностранных академий Константином Тоном», который официально был в 1841 г. предписан в качестве образца для архитекторов православных церквей. На территории Чувашии в 40—60-х гг. с использованием проектов К. А. Тона было построено небольшое количество приходских сельских церквей, повторявших композиционные приемы и архитектурные мотивы русского зодчества XVI—XVII вв. До наших дней не сохранилось ни одной постройки этого времени, но к подобным относятся церкви сел: Янгорчино, Кошлауши, Абызово.
Деревянная церковь в с. Янгорчино была построена в 1845 г. Постройка представляла собой крупный сельский храм традиционного русско-византийского типа: восьмерик на четверике с симметричным развитием объемов трапезной и высокой, в несколько ярусов, колокольней. Фасады обшиты тесом и покрашены масляной краской, внутри стены оштукатурены. Наружный декор церкви строг.
Каменная церковь в селе Кушниково построена в 1851 г. взамен старой постройки 1735 г. Считается, что в новой были использованы какие-то части старой церкви.
Церковь относится к типу бесстолпных купольных, образца русско-византийского типа первой половины XIX в. Планировочная структура определяется традиционным расположением (с запада на восток) помещений колокольни, трапезной с боковыми приделами, и собственно церкви и апсиды. Квадратный (в плане основной) объем перекрыт куполом на высоком центральном основании. Переход от четверика к цилиндрическому основанию купола осуществляется при помощи угловых парусов. Помещение трапезной и боковых приделов представляет единый объем с двумя свободно стоящими опорами в центре и перекрыто системой ко-робовых и сомкнутых сводов. В алтаре коробовый свод переходит в полусферу. Первый ярус западного фасада колокольни имеет 4-колонный портик. Внешний декор церкви носит черты провинциальной архитектуры первой половины XIX в.
Русско-византийский стиль, наряду с неоготикой, являл собой переход от художественного монизма классицизма к многостилью эклектики. После смерти К. А. Тона в 60—80 гг. восторженное отношение к его творчеству стало меняться. Новые идейно-эстетические течения, возникшие в пореформенной России, выдвинули и новое решение проблемы «национального стиля» русской архитектуры. Стремление более последовательно опираться на наследие русской архитектуры прошлых веков привело к развитию «русского стиля» в архитектуре последней трети XIX в. и начала XX в. Новый метод этого времени обосновывал использование всех стилей, но на основе умного выбора. В архитектуре стало господствовать сознательно-разумное расположение плана, соответствующее всем условиям предназначения здания, где церковь должна выглядеть культовым сооружением, а не чем-то другим.
Строительство православных церквей, часовен в так называемом стиле псевдорусской архитектуры конца XIX и начала XX вв. воспринималось общественным сознанием как символ нации, национальной культуры, ее исторической неповторимости и значения. Именно в этот период было построено наибольшее число православных церквей на территории Чувашии и в основном был завершен процесс полной христианизации. Большинство церквей, сохраненных в Чувашии как памятники церковной архитектуры, относятся к этому периоду, хотя значительная их часть подверглась разрушению. Строили церкви в конце XIX и начале XX вв. из дерева и кирпича.
Церковь села Мусирма построена в 1880—1887 гг. Схема композиции: четверик церкви, трапезная и ярусная колокольня (восьмерик на четверике). Трапезная и алтарная апсида понижены по отношению к высоте четверика, завершенного главкой на восьмигранном барабане. Архитектурный декор фасадов выполнен из накладного теса: пилястры, наличники окон. Грани барабана отмечены угловыми пилястрами и арочными перемычками между ними. Барабан поставлен на постамент, грани которого украшены килевидными кокошниками, угловые пилястры четверика имеют филенки.
Деревянная церковь села Атрать построена в 1910—1914 гг. Схема композиции: четверик храма, трапезная с приделом, колокольня и притвор. Трехапсидный алтарь имеет выступающую вперед центральную пятигранную апсиду и две боковые прямоугольные. Четверик завершен широким восьмериком. Декор фасадов скромный: плоские накладные пилястры, наличники окон, сандрики, карнизы. В интерьерах — иконы XIX—XX вв.
Одной из самых больших по объему каменных церквей была церковь села Ишаки. Теплый храм церкви был построен в 1760 г., в 1870 г. был расширен, а в 1894 г. с восточной стороны был пристроен холодный храм. Церковь не сохранилась, но о ней многие помнят, поэтому описание церкви дается по описи 1899 г.
Все церковное здание каменное, как холодное, так и теплое в одной связи с колокольней. Снаружи колокольни есть входное крыльцо, по краям которого — перила. На помосте устроен деревянный фронтон с колоннами, меж которых вставлена железная решетка. С помоста под колокольней — входная дверь, полустеклянная, столярной работы. Колокольня квадратная, в три яруса. В первом ярусе — две кладовые, в каждой по одному окну. Во втором ярусе придел, в нем с восточной, южной и западной сторон по два окна. Третий ярус с восемью окнами, в них вставлены перекладины для колоколов. Пол в одном из ярусов крыт железом, колокольня завершается куполом, также покрытым железом, крашенным масляной краской разных цветов. Колокольня с храмом связана галереей, в которой с южной и северной сторон по три полукруглых окна.
Из галереи — вход из деревянных полустеклянных столярной работы дверей, ведущих в паперть, из которой входная дверь ведет в теплый храм. Он квадратный, с южной и северной сторон имеет по 4 окна, а с восточной по одному окну в алтарях. В середине храма под центром железной кровли расположен большой, в виде купола, фонарь, деревянный, с карнизами, он покрыт железом и окрашен различными масляными красками. На фонаре — глава из белой жести с просветным позолоченным железным крестом. По краям храма выложены четыре пилястра в виде треугольника с главами. Внутри храма по обеим сторонам — двери в кладовые. С восточной стороны между двумя иконостасами устроена арка со стеклянными дверями для входа в
холодный храм. Пол выложен чугунными плитами. Наружный холодный храм — двухъярусный, в нижнем четырнадцать полукруглых, с железными решетками окон, расположенных на двух уровнях. Наружные двери железные, внутри храма — деревянные, полустеклянные. Над дверями с южной и северной сторон — окна для освещения храма. Над этими окнами в середине яруса выложен пилястр, над ним — глава из белой жести, такие же пилястры с главами — на восточной стороне, над средним алтарем и с запада. В этом ярусе по краям выложены четыре парапета с нарядными карнизами. Посередине этого храма выложен восьмерик с восемью окнами, они украшены пилонами в виде колонн, выше правого карниза восьмерика — четыре парапета. Восьмерик завершен куполом, покрытым железом и окрашенным медянкой на масле. В середине купола деревянный, обитый железом и раскрашенный разными красками фонарь с главой из белой жести, крашенной масляной краской с разбросанными позолоченными звездочками на синем фоне. Внутри храма со входа за аркой устроены между двумя столбами хоры с деревянной решеткой на восток. На колокольне — самый большой колокол в 201 пуд и 8 фунтов. Стены всей церкви окрашены белилами на масле.
Доминантой старого центра города Алатырь является колокольня Казанской церкви, построенная в 1891 —1893 гг. в стиле псевдорусской архитектуры конца XIX в. Пятиярусная композиция, три первых яруса прямоугольные (в плане объемы), над которыми возвышаются два восьмерика, завершенные шатром с маковкой. Грани шатра прорезаны слуховыми отверстиями. Верхний восьмигранный ярус — со сквозными арочными проемами под колокола. Архитектурный декор фасадов колокольни выполнен в плане эклектики.
В селе Раскильдино в 1902 г. был построен одноглавый каменный храм. Схема композиции: четверик основного объема храма, трапезная и колокольня. Четверик церкви представляет собой высокий, вытянутый по оси север-юг прямоугольник, завершенный центрально расположенной главой на восьмигранном основании. С запада к четверику примыкает пониженный объем трапезной, а к ней четырехъярусная шатровая колокольня. Помещения алтарной части, храма и трапезной сообщаются широкими арками между стенами и четырьмя крестчатыми (в плане) подкупольными столбами. Архитектурный объем наружных стен церкви выполнен из кирпича, в формах, характерных для русского культового зодчества. Стены кирпичные, не оштукатуренные. В интерьере иконы XIX — начала XX вв.
Каменная церковь села Тогаево построена в 1915 г. вместо деревянной постройки 1748 г. Представляет собой пятиглавый четырехстолпный храм. К прямоугольному (в плане) помещению церкви примыкают с запада узкое помещение трапезной и колокольня. Широкий световой барабан центральной главы опирается на подпружные арки центральной подкупольной части. Объемная композиция складывается из четверика с несколько повышенной средней частью и пониженными углами. С запада примыкает пониженный объем трапезной и трехъярусная колокольня, увенчанная главой на цилиндрическом барабане. Апсида — прямоугольной формы. Декор фасадов церкви и колокольни выполнен в стиле псевдорусской архитектуры начала XX в. В интерьерах стенных росписей нет, иконы XVIII—XX вв.
На территории Чувашии часовен, построенных в период 400-летней христианизации, сохранилось небольшое количество, и судить, какому архитектурному стилю они принадлежали, весьма затруднительно. Наверняка можно только сказать, что каждая из них возводилась в стиле своего времени.
Часовня при Казанской церкви в Мариинском Посаде была возведена из кирпича в духе псевдорусской архитектуры начала XX в. Небольшая часовня, в плане прямоугольник со скошенными углами. Здание завершается главкой на восьмигранном световом барабане. По углам расположены четыре малых главки на восьмигранных постаментах. Архитектурный декор наружных объемов часовни
выполнен в стиле эклектики. Внутреннее пространство перекрыто сводами.
Часовня Свято-Духовой пустыни в городе Алатырь построена в стиле классицизма. Прямоугольной конфигурации четверик часовни завершается куполом. Круглое (в плане) внутреннее пространство с четырьмя нишами перекрыто сферическими сводами. Декор наружных стен освещен скромным горизонтальным рустом на угловых пилястрах, над окнами и дверными проемами — сандрики, фасад завершается фигурными аттиками. Декоративное убранство не сохранилось, как и настенная живопись. Стены были оштукатурены.
Часовня в селе Первое Чурашево сложена из брусьев — тип «восьмерик в четверике» — расположена внутри приходской церкви. В плане первый ярус — квадрат, второй ярус — восьмерик с восьмискатной кровлей. Изнутри шатровое завершение имеет плоское перекрытие

  • О Епархии
  • Новомученики земли Чувашской
  • Правящий Архиерей
  • История Православия в Чувашии
  • История митрополии
  • Завещание великого просветителя Чувашии И.Я.Яковлева Чувашскому народу
  • Библия на чувашском языке
  • Центр подготовки церковных специалистов
  • Сектор заочного обучения
  • Отделы
  • Епархиальный отдел по религиозному образованию и катехизации
  • Епархиальный отдел по работе с молодежью
  • Епархиальный отдел по миссионерскому служению
  • Епархиальный отдел по социальному служению и церковной благотворительности
  • Епархиальный отдел по тюремному служению
  • Епархиальный отдел по взаимодействию с вооруженными силами и правоохранительными учреждениями
  • Епархиальный отдел по взаимоотношениям Церкви и общества
  • Комиссия по канонизации святых Чувашской митрополии
  • Храмы
  • Монастыри
  • Новости
  • Архиерейское служение
  • Публикации
  • Анонсы
  • СМИ
  • Телевизионные и радио программы
  • Газеты, журналы
  • Журнал "Бог и человек. Вестник Чувашской митрополии"
  • Персоналии
  • ВАРНАВА митрополит Чебоксарский и Чувашский
  • СТЕФАН епископ Канашский и Янтиковский
  • ФЕОДОР епископ Алатырский и Порецкий
  • Секретарь Епархиального Управления
  • Фотогалерея
  • Видеогалерея
  • Гостевая книга
  • Контакты и реквизиты
  •